8 декабря 2021, 11:16

Помните, как возле Окрестина задержали двух человек, которые приехали к изолятору на «Тесле» и на пару минут включили там песню «Муры»? Водитель той самой машины — 37-летний Руслан Богдановский, второй парень, с которым задержали Руслана, — клиент такси. Тогда на обоих составили по два протокола и продержали 30 суток в карцере. По словам Руслана, начальник ИВС Игорь Кенюх сделал заключение «невыносимым»: все дни Руслана перемещали по Окрестина в позе «ласточки» и в наручниках. 1 декабря Руслан смог покинуть Беларусь, и, оказавшись в безопасности, рассказал «Весне», зачем вообще приехал к Окрестина и что еще с ним происходило в изоляторе. 

Руслан Богдановский

До задержания Руслан работал в минском такси — развозил клиентов на «Тесле». 11 октября он, как и обычно, принял заказ от не знакомого ему человека, которым оказался Максим Коновалов (позже с ним Руслана задержат). По дороге они слушали самые разные треки: Сергея Михалка, группы «Кино» и уже народную «Муры». Как говорит Руслан, слушая музыку, у молодых людей «начала закипать кровь от беззакония, которое творится в стране». Из-за этого сам Руслан предложил поехать к Окрестина и включить под стенами изолятора «Муры», чтобы поддержать задержанных. Максим согласился. 

Слушая «Муры», они открыли в машине все окна, люк и проехали мимо ЦИП и ИВС. Потом развернулись, поехали обратно и остановились недалеко от ворот изолятора. Простояли там пару минут — пока к ним не выбежал начальник ИВС Игорь Кенюх: он был одет в гражданское. Кенюх начал снимать Максима и Руслана на видео, даже попробовал открыть двери «Теслы»: «В этот момент ручки спрятались внутрь двери, потому я включаю Drive, и мы быстро уезжаем», — вспоминает Руслан и дополняет, что, когда они уже двинулись, Кенюх ударил в заднее стекло машины кулаком. 

Руслану и Максиму удалось уехать. После Руслан решил зайти в «Виталюр», купить еды, но, как только он вышел из магазина, к нему подъехали две машины ГАИ, из которых выбежали шесть милиционеров. Руслан не успел даже закурить. Силовики не представились, лишь сказали, что нужно проехать с ними. Руслан все же попросил их показать удостоверение, на что получил ответ: «Давай не будем тут представление устраивать». 

Руслан, не сопротивляясь, сел в машину — перед этим силовики забрали у него все личные вещи, в том числе ключи от «Теслы». В РУВД на него составили сразу два протокола: один по линии ГАИ (якобы за то, что не остановил машину по требованию), второй — по статье 24.23 КоАП (несанкционированное пикетирование). Вместе с Игорем в РУВД доставили и Максима, на которого также составили протокол по статье 24.23 КоАП. После РУВД мужчин доставили в ИВС на Окрестина.

В изоляторе Руслана раздели до трусов и посадили в «стакан», где держали около четырех часов, затем — в карцер. Богдановского посадили в карцер. Это было помещение не более шести квадратных метров с бетонным колючим полом, «парашей», умывальником, столом, вмонтированным в пол, «шконкой», закрепленной на стене.

На следующий день Руслана в наручниках «ласточкой» отвели на второй этаж ИВС и посадили в «клетку». Там его на несколько минут оставили ждать Игоря Кенюха — начальника ИВС. По словам мужчины, Кенюх сразу начал ругаться матом и угрожать, что изнасилует его дубинкой. Потом Кенюх крикнул охранникам: «Раком его! И к «петухам» в камеру! Теперь тебя вы**ут два немытых зека!».

Богдановского вернули в карцер. На следующий день его осудил на 15 суток ареста. Во время суда, который проходит по скайпу, возле задержанных обычно сидит кто-то из сотрудников РУВД, ИВС или ЦИП и контролируют процесс. В тот день вместе с Русланом сидел лично Игорь Кенюх. Он говорил: «Тебе п**дец! Я тебя сгною в тюрьме».

На второй день после ареста домой к Руслану пришли сотрудники милиции для проведения осмотра. Сестра Руслана, которая при этом присутствовала, сказала, что ей предложили подписать пустую бумагу, она отказалась.

26 октября Руслана и Максима должны были освободить по истечении 15-суточного срока. Но выпускать их не спешили. Через час после того, как Руслан уже должен был быть на свободе, он спросил у охранника, почему его продолжают держать в карцере. Охранник куда-то ушел, а через полчаса Богдановскому надели наручники и «ласточкой» повели к человеку, который ждал на выходе. Милиционер накинул куртку на наручники, чтобы их скрыть, Руслана посадил в машину и увез в Московский РУВД. Там на него составили протокол по административной статье о мелком хулиганстве за то, что якобы «мужчина во время «профилактической беседы» начал вести себя агрессивно, кричать и вскакивать со стула».

В РУВД водитель Tesla и увидел своего клиента, который получил такой же протокол. После РУВД по возвращении в ИВС Руслана снова на час посадили в стакан. Потом мужчина вернулся в тот же карцер.

На следующий день над Богдановским и Коноваловым состоялись очередные суды. На суде Максим признал свою вину, и судья наказала его 14-суточным арестом. Руслан же свою вину отрицал, но судья все равно признала его виновным и арестовала на 15 суток. После каждого из судов во время «оформления» в изолятор у Руслана дважды конфисковали по 217 рублей 50 копеек в счет оплаты за питание.

Все 30 суток Руслан просидел в карцере, где в разные дни было от четырех до восьми человек. Спать приходилось близко друг к другу, чтобы не замерзнуть. Ни матрасов, ни душа, ни прогулки — только свет 24/7 и бетонный пол. Теплые вещи у арестантов тоже забирали: «Ежедневно нас выгоняли, согнутых, с руками за спиной, в коридор на растяжку для обыска. Ночью нас поднимали для проверки три раза: в 00:00, 2:00 и 4:00. Питание было такое, что все мысли были постоянно только о еде, и мы жили от приема пищи до следующего приема, как быдло».

На третьи сутки в карцере Богдановский заболел: была высокая температура, болело горло и начался кашель. Но дежурные изолятора не позволяли арестантам сидеть днем. Руслану даже с температурой приходилось вставать, когда поступал «приказ» от дежурных. При этом необходима медицинская помощь арестованным не оказывалась. Из таблеток, которые врач выдавала, был только цитрамон. За все время за решеткой в Богдановского ухудшилось зрение.

Когда заканчивались вторые 15 суток, за пару часов до освобождения Руслану надели наручники и отвели на четвертый этаж в какой-то кабинет, где за столом сидел мужчина лет 55, очень важного вида, и рядом на стуле сидел начальник изолятора. Они сказали мужчине, что его фамилию занесут в какой-то список, и я буду у них на контроле, и если моя фамилия где-то всплывет, то пребывание в карцере мне покажется раем.

Руслан также отмечает, что «Теслу» до сих пор не вернули владельцу, так как якобы она находится на экспертизе, хотя суд и не накладывал на ее арест. Машина числится за фирмой, на которой он официально работал. Хотя все 30 суток ареста электромобиль находился возле Московского РУВД.

Все сокамерники, с которыми Богдановскому пришлось сидеть, проходили по «политическим» уголовным делам. У Руслана с ними связаны только хорошие воспоминания: «Пока находился в камере, к нам пару раз забрасывали ребят, которые, услышав мою историю, говорили, что слышали песню «Муры», и это им очень поднимало дух.

Все люди, с которыми мне довелось находиться в карцере за время ареста, были настоящими беларусами! Все воспитанные и интересные. Ни разу ни с кем не было никаких конфликтов. Все поддерживали друг друга. У каждого была история задержания, которая меня шокировала. Я имею в виду, что людей просто ни за что сажают. Причем сроки просто дикие фигурируют в документах. Находясь там, я ни разу не пожалел о том, что мы сделали, и не пожалел бы, даже если бы мне еще накинули два раза по 15 суток».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
По теме
Популярное